email/логин:
пароль:
Войти>>
Регистрация>>
 
 

Формула семьи. Ильины

Многодетные делятся опытом семейной жизни

Журнал: №-17 (81) 2021 г.
Фото: Алексей Мякишев

Алексей Николаевич, 41 год, инженер-технолог деревообработки

Анна Сергеевна, 40 лет, педагог дополнительного образования

В браке 20 лет

Сергей, 19 лет, студент 2-го курса МГТУ им. Баумана

Ксения, 17 лет, ученица 11-го класса школы № 1955

Анна, 14 лет, ученица 8-го класса православной гимназии «Ковчег»

Николай, 12 лет, ученик 6-го класса школы № 1537

Мария, 10 лет, ученица 3-го класса православной гимназии «Ковчег»

Иван, 7 лет, ученик 1-го класса православной гимназии «Ковчег»

Надежда, 3 года

Алексей Николаевич:

– Анна покорила меня своей внутренней красотой. Мне нравилась ее искренность, надежность, моральные качества. Конечно, внешней привлекательностью она тоже не обделена, но именно ее внутренний мир так меня задел, что я готов был ждать как угодно долго в надежде, что Аня заметит меня. Я был молод, обращал внимание и на других девушек, но видел, что никто не может сравниться с ней. Эта моя внутренняя привязанность всегда брала верх. Я не мог представить себе, что такие чувства могут возникнуть к другому человеку.

Еще до свадьбы Аня сказала, что хочет много детей; мне это было странно слышать. Я вообще не представлял себе, что это такое – многодетная семья. Но я люблю детей и поэтому не возражал. Вообще при обсуждении долгосрочных перспектив лучше всего говорить «поживем – увидим», а там как Бог даст. В семье задает атмосферу не количество людей, а качество общения. Отношения между родителями, их поведение в семье отпечатываются на детской психике как трафарет. Дети всегда смотрят на папу и маму – как они живут, любят ли друг друга. Очень важно воспринимать свою половину как есть, не пытаться перевоспитать. Это мое глубокое убеждение. Если ты любишь человека,  тебе хочется делать что-то ради него, жить для него. Это очень важно.

Основная функция отца – обеспечить семью всем необходимым. Это не обсуждается. Но и в воспитании детей, конечно, необходимо участвовать. У меня не так много возможностей, потому что я почти всегда на работе. Обычно я выступаю арбитром в спорах между детьми или между мамой и детьми. Ко мне обращаются как к последней инстанции. Нужно сесть, поговорить с каждым, каждому объяснить. Без такого общения – никуда. Участие отца в повседневной жизни семьи очень важно, поэтому нужно так планировать свою работу, чтобы оставалось время для близких.

Залог здоровой жизни – ограничения; это же касается и воспитания детей. Материальные блага не воспитывают человека – они его балуют. Если ребенок постоянно получает все, чего его душа пожелает, вырастая, он уже не может найти в себе силы от чего-то отказаться в нужный момент. Человек должен быть в чем-то ограничен, чтобы иметь стимул к чему-то стремиться. А при полном изобилии не будет необходимой внутренней борьбы – жить на всем готовеньком очень легко. Мало просто родить и обеспечить всем необходимым – нужно вырастить порядочного человека. Мы учим детей стремиться к лучшему, прививаем им чувство долга, ответственности – я считаю, что это главное.

В нашей семье наказывают за подлость. Если человек подло поступил, это заслуживает серьезного наказания. А за всякие шалости достаточно поговорить один раз, два, три – пока ребенок не поймет. Кто-то понимает с первого раза, кто-то со второго. Если долго не понимает, все равно талдычим свое. Главное – не опустить руки: если ребенок почувствует слабину, он ею воспользуется.

Мы живем в Подмосковье, а дети учатся в разных местах. Двое, например, в Москве. Получилось это вот как.

Старшая дочь у нас любит рисовать. Недавно узнали о спецшколе с художественным уклоном, где хорошо готовят к вузу. Она захотела поступить именно туда. Сдала экзамены и теперь с удовольствием учится. Вообще это редкость, когда дети понимают, чего именно они хотят, поэтому к ним нужно прислушиваться и поддерживать.

Средний сын успешен в технических предметах. Знакомые рассказали про физико-математический лицей, о новом наборе в дополнительный класс. Решили попробовать. Сын не сразу написал работу хорошо, пришлось летом дополнительно заниматься. Но он упорный, у него получилось.

Если супругам позволяет здоровье, рожать много детей – это нормально. Каждый ребенок для родителей – это стимул самосовершенствоваться, повышать свой статус в этом мире. Если не хватает денег, ищешь другую работу, возможность более крепко стать на ноги, начинаешь обучаться. А люди в основном боятся или ленятся. Точно могу сказать – бояться не надо. Только одну проблему многодетной семье сложно решить – жилищную. Кредит в банке не дают, потому что иждивенцев много, зарплата не соответствует. Но с Божьей помощью все налаживается со временем.

Анна Сергеевна:

– Если меня кто-нибудь спросит про мужа: «А ты уверена, что это твой человек?», я скажу: да, я уверена, что он мне послан свыше. С Алешей мы познакомились, когда мне было почти 14, а ему 15 лет – мы проводили лето в одной деревне, регулярно виделись в храме. Когда я окончила школу, он признался мне в любви. Тогда я его отвергла – была влюблена в другого мужчину. Эта болезненная подростковая влюбленность длилась несколько лет и была совершенно безответной. Меня отпустило лишь на первом курсе института – отвлеклась на новые предметы, новых друзей. И я решила, что замуж мне не надо, хотя еще с детства я примеряла к себе фамилии знакомых мальчиков, мечтала родить много детей.

Решимость не выходить замуж растаяла, как только пришла весна; и я взмолилась: «Господи, пошли мне хорошего, доброго человека, с которым будет спокойно и надежно». На следующий день после исповеди мой духовник говорит мне: «Надо тебе замуж». Я спросила в изумлении: «За кого же?» И вдруг он называет Алексея. Я приняла это как волю Божью.

Всего год назад на первое признание в моей жизни я ответила, что люблю другого и не разлюблю его никогда! Зимой после того разговора Леша поехал к отцу Николаю Гурьянову посоветоваться насчет армии. Отец Николай ему говорит: «Ты, наверное, скоро женишься». Он думает: «На ком, интересно, Аня-то мне отказала?» А в апреле я пришла к нему сама после разговора с духовником. Пришла и думаю, как же начать разговор? Говорю: «Ты знаешь, вообще у меня характер тяжелый. Ты еще можешь пожалеть». Он смотрит, ничего не понимает. Уже не помню, как, но донесла я до него свою мысль. Дальше все развивалось очень быстро. В мае мы поехали в Лавру. А летом и он, и я поняли, что пора назначать дату венчания. 21 сентября мы стали мужем и женой.

Алексей очень ответственный. Иногда чрезмерно. Очень честный, никогда не приврет, не приукрасит – редкое качество. Обычно немногословный, но если что-то скажет, пообещает – на 99 % сделает то, что сказал, даже пересиливая себя. Еще до свадьбы я решила обсудить с ним свою мечту – кучу детей. Он согласился сразу. Не было такого: «Ну-у-у, посмотрим…» Каждую нашу беременность он принимал с радостью. К детям относится как к дару – это не только наше решение, это посылается свыше. Меня такое отношение очень радует. Так тепло от этого на душе.

У нас был период, когда было уже двое детей, и я не могла забеременеть. Мне хотелось родить еще. Мы жили тогда в коммуналке, она нам не принадлежала, с соседом были тяжелые отношения. Не буду скрывать, мы думали: ну куда в коммуналке рожать? В какой-то момент мы с мужем поговорили и решили: пусть будут дети, если Бог даст, а с жильем потом разберемся. Я ходила к доктору, на УЗИ, проверяла свое здоровье. Наконец забеременела третьим, и с жильем начались чудеса. Оставалось несколько месяцев до родов, и вдруг нам подарили комнату, в которой мы жили. Мы продали ее и купили квартиру в строящемся доме. Строители пошли нам навстречу: разрешили выплатить только половину суммы, а другую половину в рассрочку. Утром мы подписали договор на квартиру, а в ночь родилась Аня. В этой однокомнатной квартире мы прожили 12 лет. Понимали, что рожать некуда, места нет. Но было ощущение, что кого-то не хватает, все равно хотелось еще детей. Жилищная проблема стояла достаточно остро, поэтому мы приобрели земельный участок и начали строить на нем собственный дом. Строит его Алексей сам, поэтому дело движется долго, но большая часть уже готова. Два года назад мы узнали, что в Московской области есть программа для семей с семью и более детьми. Мы получили субсидию от МО и на эту субсидию купили трехкомнатную квартиру в нашем же доме. Это случилось через год после рождения нашей младшей дочери Надежды.

Чтобы сохранить брак, нужно уметь прощать, идти на компромиссы. Это как стройка – сначала фундамент, потом возведение стен; это дело долгое, кропотливое. Фундамент – это вера и участие в Таинствах. Без этого, мне кажется, все рухнуло бы – все прекрасные стены, окна, крыша. Без помощи Божьей я не вижу строительства семейной жизни: из мухи запросто можно сделать слона, и из скандала устроить развод. Я не могу сказать, что у нас в жизни все было гладко. Я человек очень вспыльчивый, горячий, у меня характер непростой. Много было разных периодов, когда казалось: всё, тупик. Меня никто не понимает. Хотя в Лешиной любви у меня никогда не было ни тени сомнения, это константа – Леша меня любит. А ощущение непонимания было. Но с помощью исповеди, молитвы и разговора с мужем всегда удавалось выходить из тупика. Разговоры нам очень помогают. Главное, говорить в спокойной обстановке.

Не так давно у нас появилась возможность отдыхать только вдвоем, без детей. Лет пять назад пришло осознание, что мы хотим побыть только вдвоем. Мы стали куда-то выбираться, гулять. Ненадолго, но даже пара часов прибавляет нам сил. Младшие подросли, старших можно с ними оставить. Конечно, у нас есть бабушки, но если мы знаем, что дети остались с бабушкой, нам сложно расслабиться – переживаем! Дети очень хорошо чувствуют, что можно сесть бабушке на шею и вить из нее веревки. У старших братьев и сестер нервная система покрепче и сил побольше.

Наши дети и дружат, и ссорятся. Бывают периоды, когда разбиваются на кланы: двое против троих, один против всех. Но и заботятся друг о друге, внимание проявляют.

Когда дети были маленькие, у нас была система поощрений и наказаний, но что-то она не работала. Наверное, потому, что я человек непоследовательный – сегодня я могу наказать за грубость с младшими, а завтра у меня нет сил, и я за то же самое не наказываю. Теперь дети выросли, и я постоянно провожу с ними душеспасительные разговоры. Не знаю, наказание это для них или нет (смеется). Пытаюсь донести до них свои чувства – как я расстраиваюсь и печалюсь. Они говорят: «Ну ладно, мама, ну все понятно!»

Из-за того что детские характеры с возрастом проявляются ярче, воспитательные принципы все время меняются. Помню, еще школьницей я работала в детском саду, и вот одна многодетная мама приводила утром своих детей. Мальчики ее ходили по потолку, а она сидела в полной прострации. Я негодовала: уж я бы им сказала!.. У меня до сих пор эта картина перед глазами. Как просто рассуждать, когда у тебя еще нет детей! Теория от практики сильно отличается. Кажется: пятеро детей – ну, теперь-то ты знаешь о детях всё! И тут у нас рождается шестой, с которым я просто не знаю, что делать. Не могу подобрать ключ. Ничего не действует – ни угрозы, ни подкуп, ни шантаж! Так что принцип один – это любовь. И молитва. Когда за какого-то ребенка начинаешь отдельно молиться, говоришь: «Господи, я уже все попробовала. Помоги». И вдруг через какое-то время обнаруживаешь, что дело сдвинулось с мертвой точки.

Также Вы можете :




Для того, чтобы оставлять комментарии, Вам необходимо зарегистрироваться или авторизоваться

Текст сообщения*
:D :idea: :?: :!: ;) :evil: :cry: :oops: :{} 8) :o :( :) :|