email/логин:
пароль:
Войти>>
Регистрация>>
 
 

«
Неправильная семья» 
Игоря Золотовицкого

О традициях и о том, почему синьора 
нет дома к ужину...

Журнал: №2 (58) 2014 г.
Фото: А. Хорьков

Недавно Игорь Золотовицкий был назначен ректором Школы-студии (вуз) при МХАТ, параллельно он снялся в одной из самых модных комедий года — «Быстрее, чем кролики». В общении он тоже человек контрастов: умеет быть одновременно и серьезным, и несерьезным. Шутя говорить о серьезном и серьезно шутить. О Земле на трех китах, о традициях и о том, почему синьора нет дома к ужину, он рассказал журналу «Виноград».

— Разговор с вами хочется начать с традиций. Здесь, в стенах школы-студии МХАТ, их как нигде ощущаешь. Я несколько лет здесь не была, а зашла и…

— все здороваются.

— Да, по‑прежнему, и фотографии на своих местах, та же атмосфера. Нет, конечно, многое изменилось, но ощущение дома осталось. Как удается сохранять и поддерживать традиции?

— Традиции — это память о талантливых людях. И талантливое надо сохранять, именно талантливое. Потому как зачастую у нас под традициями понимается консервативное представление о чем‑либо. В театре это особенно зыбкое понятие. Однако понятие школы консервативно само по себе. Ведь что может быть консервативнее алфавита или азбуки, которые надо изучать. И гениальность названия, придуманного Немировичем-Данченко, обуславливает наши задачи, в том числе и традиции. Мы — школа, мы должны научить азам, «таблице умножения», «таблице Менделеева», «азбуке»…

И дай Бог здоровья всем, кто сейчас считается легендами у нас в театре и преподает у нас. Это и Алла Борисовна Покровская, и Анатолий Миронович Смелянский, и Олег Павлович Табаков, и Валерий Михайлович Хлевинский… Молодым надо просто видеть этих людей, общаться с ними. Сам я ничего не передам, я могу только рассказывать, как было хорошо и талантливо в наше время. Поэтому необходимо, чтобы старики были в школе, в любом качестве. Пусть они плохо себя чувствуют, их надо вытаскивать, привозить. Ту же Инну Натановну Соловьеву, которая знает про МХАТ столько, словно она ходила тенью за К. С. Станиславским и Вл. И. Немировичем-Данченко. И дело не в том, что их надо делать иконами. Театр меняется: сейчас нам показать спектакль того времени — мы будем смеяться. Но для своего времени они были супернастоящие и правдивые.

Если дальше углубляться в понятие традиций, то прерогатива русского театра — это театр-дом. Его сейчас сильно критикуют. Театр-дом не выдерживает нашего циничного коммерческого времени. Но я убежден, что все в руках человека, все можно совместить. Нам в какой‑то степени повезло, мы остались вместе в театре: Роман Козак, Дмитрий Брусникин, Сергей Земцов, Александр Феклистов. Мы все вместе учились и остались одной компанией. Нужно, чтобы нашим детям также повезло с компанией.