email/логин:
пароль:
Войти>>
Регистрация>>
 
 

История для принцев и принцесс

Неизвестные писатели прошлого

Журнал: №4 (48) 2012 г.

Земля всегда полна чудес. Только большинство людей не знает об этом, отчего и происходят все их несчастья. И самое первое чудо заключается в том, что, заняв свой ум доброй мыслью, мы не оставляем в нем места для злой.

В конце позапрошлого века Фрэнсис Элиза Бернетт была одной из самых известных писательниц в англо­язычном мире. На ее счету десятки романов для детей и взрослых, рассказы, пьесы, сценарии. С ней дружили Марк Твен и Оскар Уайльд, ею восхищалась Бичер-Стоу. Популярность Бернетт в те времена была такой, какая сегодня разве что у Джоан Роулинг. Ее бестселлер «Маленький лорд Фаунтлерой» был переведен и издан в России огромным тиражом чуть ли не через год после американского издания. Однако после революции уже в Советском Союзе книги Бернетт практически не переиздавались, что объяснялось их «сентиментальностью»: слишком христианский образ «маленького лорда» никак не вписывался в советские каноны. Только в конце ХХ века произведения Бернетт вернулись к русскому читателю.

Маленькая принцесса

Фрэнсис Элиза Ходжсон родилась в 1849 г. в Англии, в промышленном Манчестере. Отец ее держал в городе собственную лавку, где сначала торговал простыми скобяными изделиями, то бишь крепежной фурнитурой. Собственными стараниями он поднял дело так, что вскоре перешел на бронзу, канделябры и прочие предметы скобяной роскоши. Такое положение дел позволяло ему считаться представителем среднего класса, и, что немаловажно, содержать пятерых малолетних детей, старшей из которых была Фрэнсис. Но отец скоропостижно скончался. И овдовевшей матери Фрэнсис пришлось одной управляться и с лавкой, и с детьми. Неудивительно, что вскоре прибыльное ранее дело стало приносить одни убытки. Чтобы расплатиться с долгами, семейству Ходжсон пришлось переехать из респектабельного особняка в дом, граничащий с рабочими кварталами, так что теперь Фрэнсис могла наблюдать из окна картины жизни бедняков. Как человек, познавший на собственном опыте падение от относительного благополучия до нищеты, Фрэнсис на всю жизнь сохранит к беднякам редкое чувство сострадания. Потом, когда она будет изображать в романах жизнь простого люда, ее описания будут поражать своей силой, идущей от доброго сердца; не случайно перо Бернетт порой будут сравнивать с диккенсовским. (Диккенс также знал о бедности не понаслышке.)